Принудительное бодрствование как лекарство от депрессии

Как справиться с алкоголизмом близкого человека законными методами

Учитывая минимальное количество законных инструментов влияния на алкоголика, если он не соглашается на лечение, родственникам и близким может быть очень тяжело справиться с проблемой алкоголизма. Тем не менее существует ряд абсолютно законных способов направить алкоголика на лечение и избавиться от проблемы. В общем случае, наиболее простой способ по количеству последующих методов избавления от алкоголизма – это признание алкоголиком своей болезни и его согласие на лечение.

Важный факт: принуждение алкоголика к оформлению согласия на лечения является недопустимым. Если согласие на лечение будет признано в суде полученным под давлением, все лечебные процедуры будут отменены, а родственники могут сами быть подвергнуты административному наказанию или уголовному преследованию.

В случае, если получить согласие на лечение от алкоголика невозможно, а алкогольная зависимость уже достигла стадии серьезного психического расстройства, возможно добиться признания зависимого лица в судебном порядке недееспособным по заключению медицинской экспертизы. Если алкоголик будет признан недееспособным, судом будет назначен его опекун или законный представитель. Таковой опекун в итоге может дать свое согласие на последующее лечение человека, которое будет абсолютно законным, вне зависимости от стремлений алкоголика.

Рекомендуем прочитать:
Принудительное психиатрическое освидетельствование и психиатрическая помощь: правовой аспект

Когда алкоголизм сопровождается семейным насилием, возбуждение уголовной статьи относительно него также даст возможность для последующего принудительного лечения от зависимости. При этом уголовная ответственность подразумевается, как за неоднократные побои, так и за причинение любой степени физического вреда, или же за систематические истязания.

Но главное в лечении алкоголика, если он не изъявляет согласия – это стремление родственников довести дело до конца. Нежелание открывать уголовное дело, признавать алкоголика нетрудоспособным или воздействовать на него иными способами в итоге может привести к куда более тяжелым последствиям. Следует помнить о том, что уголовная судимость может быть снята, по делам о семейном насилии может подразумеваться отсутствие необходимости отбывать срок по лишению свободы, а нахождение на психиатрическом учете и недееспособность могут быть легко сняты после избавления от проблемы злоупотребления алкоголем. Все вышеописанные методы могут также применяться для борьбы с наркоманией и токсикоманией – с точки зрения законодательства инструменты и способы решения в этих случаях будут полностью идентичными.

Немедленная принудительная госпитализация

Иногда окружающие замечают признаки опасного психического расстройства до того, как человек совершит непоправимый поступок, подлежащий уголовной ответственности.

Тогда его можно срочно госпитализировать до решения суда на основании Закона о психиатрической помощи № 3185-1, если родственники вызовут скорую помощь или обратятся с заявлением (в медучреждение или прокуратуру).

Медики имеют право поместить в стационар на срок не более 48 часов в случае:

  • поведения, непосредственно угрожающего самому больному или окружающим;
  • неспособности поддерживать нормальную жизнедеятельность;
  • ухудшения состояния в отсутствие стационарной врачебной помощи.

В течение двух суток с момента госпитализации психиатрическая медкомиссия в клинике должна освидетельствовать пациента.

Она оценивает степень его опасности, беспомощности или прогрессирующего расстройства, и затем направляет заключение в суд, либо выписывает его.

Судья рассмотрит ходатайство, подписанное главврачом (заместителем главврача), не позднее чем через 5 дней. Если недобровольное лечение будет признано необходимым, то человек останется в клинике, пока не улучшится его психическое здоровье.

Выписывают таких пациентов также на основании вердикта медицинской комиссии, при этом освидетельствование проводится:

  • в первые 6 месяцев — раз в месяц;
  • свыше этого срока — раз в полгода.

С 2018 года право обратиться в суд с заявлением наряду с медучреждением получила прокуратура.

Порядок рассмотрения исков о немедленной принудительной госпитализации в административном порядке устанавливает глава 30 КАС РФ.

Какие расстройства приобретают заключенные

Есть несколько психических заболеваний, характерных именно для арестантов и осужденных, говорит юрист Правозащитного центра «Мемориал» Константин Бойков, который раньше работал психиатром.

По его словам, чаще всего заключенные сталкиваются с обострением шизофрении. Самые распространенные симптомы этой болезни — визуальные и слуховые галлюцинации, бред, замкнутость, расстройства настроения, мышления и самосознания. Это хроническое заболевание, которое полностью вылечить невозможно. Но на воле с помощью лекарств, психотерапии и правильного образа жизни больные могут избегать обострений.

Бойков отмечает, что обострения того или иного расстройства в СИЗО возникают почти у всех, кто регулярно пьет психотропные препараты. Это связано с резкой отменой лекарств, прием которых можно прекратить только под наблюдением психиатра.

Из тех заболеваний, что часто возникают уже в заключении, юрист выделяет псевдодеменцию и пуэрилизм. При псевдодеменции у человека резко снижаются интеллектуальные способности и возникают другие признаки слабоумия. А при пуэрилизме он начинает вести себя как ребенок: играет в детские игры, капризничает. Интеллектуальные способности в этом случае тоже нарушаются: иногда больные даже не могут сосчитать до десяти.

«Это два классических для заключенных заболевания, они описаны в трудах еще самых первых психиатров, которые изучали эту систему, — отмечает Бойков. — Считается, что через такие нарушения проявляется защитная реакция организма на стресс».

Очень часто у заключенных развивается депрессия, говорит юрист. Такие больные страдают от сниженного настроения, замедленного мышления, постоянной усталости. При тяжелых формах у человека могут появиться навязчивые суицидальные мысли. Может показаться, что это адекватное состояние для того, кто только что попал в СИЗО или, наоборот, уже пятый год отбывает срок в колонии. Но здоровый человек, например, может осознавать, что жизнь в заключении — это временный процесс, который рано или поздно закончится. А человек с депрессией не может даже предположить, что когда-нибудь ситуация изменится. Именно ощущение безысходности часто толкает больных на самоубийство.

Обжалование госпитализации

Итак, положить в психбольницу без согласия пациента суд вправе:

  • в качестве принудительных мер медицинского характера, которые назначаются по ст. 97-104 УК РФ лицам, совершившим уголовное преступление;
  • в порядке недобровольной госпитализации по ст. 274-280 КАС РФ гражданам, которые из-за болезни становятся источником непосредственной опасности или не в состоянии сами себя обслуживать.

В остальных ситуациях по российским законам психиатрическая помощь оказывается лишь добровольно.

Поэтому в случае несогласия с судебным актом о назначении, продлении, прекращении или отказе в принудительном лечении обжаловать его можно в том же порядке, который предусмотрен для любых уголовных или административных дел.

Жалоба подается в вышестоящую инстанцию через суд, который положил человека в больницу.

В уголовном процессе апелляцию на судебное постановление о назначении принудительных мер подают на основании ст. 389.2 УПК РФ немедленно, не дожидаясь итогового решения по делу, в 10-дневный срок. В соответствии со ст. 444 УПК такое право имеют:

  • потерпевший или его представитель;
  • сторона государственного обвинения;
  • обвиняемый (осужденный) или его представитель.

Если недобровольная госпитализация назначена в административном порядке, ее тоже не позднее 10 дней в соответствии со ст. 295 КАС РФ вправе обжаловать один из участников дела, к которым относятся:

  • медицинское учреждение, освидетельствовавшее пациента, в лице руководителя (заместителя руководителя);
  • прокурор, составивший заключение по административному делу;
  • сам гражданин или законный представитель, действующий от его имени.

Родственники пациента не являются стороной по административному делу. Если они не согласны с судебным решением, их право — написать с заявление в медицинское учреждение или прокуратуру.

В то же время заключение медицинской комиссии может быть обжаловано в прокуратуру или непосредственно в суд. Тогда ответчиками будут выступать медучреждение и его должностные лица.

Для пациента, находящегося в стенах медучреждения, официальная переписка с властями и подача апелляций могут быть затруднены из-за правил внутреннего распорядка.

Следует помнить, что согласно требованиям ст. 37 Закона РФ № 3185-1 пациент имеет право бесцензурно обращаться в прокуратуру и суд, органы власти, и наедине встречаться со своим адвокатом.

Нужен ли новый закон о принудительном психиатрическом лечении:

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий

Комментарий

Псевдоним

Направление в психиатрический стационар

Для рассмотрения вопроса о необходимости прохождения принудительного лечения в психиатрической больнице необходим осмотр у медицинского специалиста. Еще одно обязательное условие – это заключение о том, что действия гражданина не могут быть опасными для других лиц.

Для установления психического состояния гражданина ему необходимо обратиться к участковому доктору для получения направления к психиатру. Если состояние здоровья не позволяет гражданину лично явиться на прием, врач должен провести осмотр больного у него на дому. Если будут определено, что у человека имеются отклонения в психическом состоянии, ему дается направление, которое позволяет определить больного в диспансер без получения его согласия.

Если состояние пациента резко ухудшилось, вызывается скорая помощь. По прибытию врачей, необходимо предъявить им медицинский документ, выписанный психиатром. На его основании больного доставят в стационар. В течение 48 часов после поступления больного в медицинское учреждение его родственники должны составить заявление о необходимости проведения принудительного психиатрического лечения. Полученное судом исковое заявление будет рассмотрено в особом порядке.

Обращаться с подобным ходатайством необходимо в районный суд по месту расположения медицинского учреждения. В заявлении необходимо указать все причины и законные основания, которые позволяют направить гражданина на принудительное психиатрическое лечение. В документе обязательно указываются ссылки на действующие нормативно-правовые акты, предусматривающие подобную меру. В качестве приложения к исковому заявлению прикрепляется официальное заключение медицинской комиссии.

Условия судопроизводства по заявлениям подобного характера следующие:

  1. Срок рассмотрения поданного заявления не более пяти дней.
  2. На заседании суда может присутствовать гражданин, по которому решается вопрос о необходимости принудительного лечения.
  3. Суд принимает решение основываясь на результатах психиатрической экспертизы.

Конституционные права граждан по неприкосновенности личности и свободе перемещения может ограничить только суд. Если человек был отправлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу без решения судебной инстанции, за подобные деяния предусмотрена уголовная ответственность.

Принципы работы психики алкоголика

Практически все алкоголики на начальных стадиях заболевания уверены в том, что полностью контролируют себя и могут остановиться в любой момент

Практически все алкоголики на начальных стадиях заболевания уверены в том, что полностью контролируют себя и могут остановиться в любой момент. На этих этапах сложно убедить больного лечиться. Но уже когда зависимость перетекает в 3 или 4 стадию, никакие убеждения будут просто не нужны. Здесь сила зависимости на физическом уровне уже поборет весь трезвый разум больного. Именно в этом и кроется все коварство алкоголизма.

Родственникам больного стоит понимать, что этанол воздействует не только на физиологию алкоголика, но и на его психику, запуская в большинстве случаев необратимые процессы. В результате алкоголик становится склонен к депрессиям, агрессии, истерикам и прочим неадекватным состояниям. Отсюда вытекает реальная угроза для окружения алкозависимого человека, и близкие принимают решение начать лечение алкоголика без его согласия. Здесь же возникает вопрос: имеется ли закон о принудительном лечении алкоголизма и как его соблюсти по всей форме.

Отметим, что принудительное лечение подразумевает под собой комплекс медицинских мероприятий по отношению к больному в медучреждении. Терапия будет заключаться в полной изоляции от общества и выводе пациента из состояния опьянения. Затем медики проведут ряд медицинских мероприятий, которые позволят восстановить метаболизм больного и хоть немного поправить здоровье внутренних органов. Кроме того, в процессе принудительного лечения психотерапевты и психологи будут вести работу с больным с целью формирования у него длительной ремиссии при наличии отвращения к спиртному.

Волк в овечьей шкуре

В Астрахани то тут, то там вспыхивали одиночные пикеты в поддержку Шишлова, а 5 июля за два дня организовали митинг, на который собралось около 200 участников, большая часть из которых медики, говорит координатор межрегионального профессионального союза работников здравоохранения «Действие» по Астраханской области Ксения Литвинова.

«У нас не было зевак. В поддержку выступали однокурсники, всё отделение психиатрии, в котором работает Саша, — рассказывает Ксения Литвинова «Известиям». — Первый раз в Астрахани вышло столько докторов, обычно все боятся говорить. Уже действительно наболело: одно дело за другим. Такая ненависть к медикам! Мимо митинга проходила женщина. Посмотрела и выкрикнула: «Мало вам, тварям! Надо вас всех посадить!».

врач

Фото: Global Look Press/Nikolay Gyngazov/Russian Look

«Он был стабилен. По этой же причине он пролежал, на мой взгляд, даже меньше, чем нужно, в больнице более высокого класса, — рассказывает «Известиям» Александр Шишлов. — Есть такие больные шизофреники, у которых психоз развивается только вне поддерживающей терапии и на фоне стрессовых факторов. Поэтому поддерживающая терапия у таких пациентов должна быть пожизненной. На терапии — тихоня, сидит прикроватно. Подчиняемый. Помогает в рамках трудотерапии. Не видно, не слышно. Бросит терапию — через какой-то срок начинается, к сожалению, кумуляция психоза».

Спустя год наблюдений клинико-экспертная комиссия (лечащий врач, заведующая отделением, заместитель главного врача по судебно-экспертной работе) решает перевести пациента на амбулаторное лечение. Именно перевести на другую форму принудительного лечения, уточняет Александр Шишлов, а не выписать: под наблюдение местных врачей и родственников. Суд согласился с вердиктом медиков.

«Человек уходит со стационара с рекомендациями и определенными ограничениями, — объясняет врач. — В рекомендациях черным по белому прописано всё: контроль родственников, регулярное посещение врача, обязательный прием поддерживающей терапии. Это всё прописано. Рекомендации включают препараты такого вида и такой дозировки, которые учитывают достигнутое стабильное состояние. Раз в месяц, не реже раза в месяц пациент один или с родственником является на прием к врачу в кабинет АПЛ (амбулаторного принудительного лечения. — «Известия»). По сути, это тот же участковый врач-психиатр, но все-таки специфический. Если пациент не является в назначенный день, к нему выезжают — когда врач, когда медсестра».

врач

Митинг в поддержку Александра Шишлова

Фото: vk.com/Андрей Коновал

Через пару месяцев после перевода, 19 сентября 2017 года, накинется на маленькую дочь своей племянницы, попытается убить и племянницу, но женщина успеет выбежать на улицу за помощью. В ходе задержания мужчину застрелят.

«В данном случае было очень специфическое течение болезни, при котором психоз долго вызревал, а проснулся как извержение вулкана, совершенно внезапно и с такими ужасными последствиями», — говорит Александр Шишлов.

Симптомы болезни

Основные симптомы шизофрении:

• Апатия, депрессия, снижение мыслительной и физической активности.

• Эхо мыслей – звучание собственных мыслей.

• Синдром Кандинского-Клерамбо – бред восприятия, воздействия. Больному кажется, что за ним следят, им овладевают, на него воздействуют различными способами, от магии до атомной энергии, лазера и т. д.

• Слуховые галлюцинации. Пациент слышит противоречивые голоса, которые имеют воздействие на его мысли, чувства и поступки.

• Обонятельные, вкусовые, соматические галлюцинации.

• Выражение неуместных эмоций. Больной может плакать или смеяться не к месту.

• Неправильные убеждения больного. Он может считать себя великой личностью, которая руководит миром, и думать, что самые повседневные события имеют великий смысл.

• Речь пациента бессвязная, быстрая, он переходит с одной темы на другую.

• Ухудшается концентрация внимания.

• Пациенты с шизофренией часто уединяются, избегают общения, становятся вялыми и апатичными, могут пренебрегать личной гигиеной.

Заболевание может развиваться как постепенно, так и внезапно.

Минусы принудительного лечения

Однако лечение без согласия алкоголика может обернуться многими минусами для родственников

На сегодняшний день количество клиник, которые готовы принять больного на принудительную госпитализацию в России растет с каждым днём. С одной стороны насильственный метод лечения — это реальный шанс для родственников избавиться хоть на какое-то время от алкоголика и иметь при этом надежду на его выздоровление. Однако лечение без согласия алкоголика может обернуться такими минусами для родственников:

  • Нежелание пациента лечиться, которое может вылиться в еще большие срывы больного и его агрессию против родственников. Именно поэтому во время терапии в клинике с больным работают профессиональные психотерапевты, которые пытаются убедить пациента в том, что жизнь без алкоголя прекрасна. В большинстве случаев профессионалам удается сформировать у больного стремление к выздоровлению и обозначить мотивацию. Но если специалисты потерпят крах и больные, которые лечатся без их согласия, не изъявят желания лечиться в дальнейшем, то поражение терпят все, и сами зависимые, и их родственники.
  • Воздействие лекарственных препаратов, которые используют для лечения алкоголика в клинике, может быть не совсем благоприятным на психику больного, что грозит неадекватным поведением человека после выписки.
  • Риск так и не выявить причину алкоголизма в процессе принудительного лечения также сводит на нет все усилия родственников и врачей. Скорее всего, больной рано или поздно снова вернется к пагубной привычке.
  • Кроме того, больной может расценивать такую заботу родных как агрессию против самого себя, что сформирует у него еще более негативное мнение о родственниках. Во что это может вылиться по окончании лечения, можно только предполагать.

https://youtube.com/watch?v=LhM2uvBBaJY

Исторические особенности принудительного лечения алкоголизма

В Советском Союзе существовала законодательная база для обеспечения принудительного лечения алкоголиков. Организациями, занимающимися избавлением от алкогольных или наркотических зависимостей в таком случае, выступали ЛТП – лечебно-трудовые профилактории. Направлен в ЛТП человек мог быть по решению суда, принимаемому в соответствии с заявлением от правоохранительных органов, медицинских учреждений или родственников страдающего от вредной привычки человека.

При этом главной практикой, применяемой в ЛТП, было направление алкоголиков на принудительное выполнение различных работ, что выступало основой как для самообеспечения таковых учреждений, так и позволяло больным по окончании лечения получить заработную плату за свой труд для восстановления в общественной жизни.

По статистическим оценкам и исходя из практики современного права и медицины, нахождение человека в ЛТП было неэффективным методом борьбы с алкоголизмом, так как лечения как такового, с привлечением психотерапевтов и использованием соответствующих методик, направленных на избавление от зависимости, в них не практиковалось. Тем не менее, данная практика позволяла изолировать от общества людей, страдающих алкоголизмом, освобождая их родственников от тягот жизни с ними на срок от 1 до 3 лет. При этом нахождение в ЛТП не считалось тюремным сроком или арестом как таковым, и не имело негативных последствий для трудоустройства алкоголика в будущем. Также, не признавался алкоголизм и психическим расстройством, что также позитивно сказывалось на перспективах последующей социальной интеграции по окончании лечения.

Принудительное лечение алкоголизма в современной России

С прекращением существования СССР все ЛТП были закрыты, а подобная практика была признана незаконной. Вместо этого был разработан закон «О психиатрической помощи населению и правах граждан при её оказании», а также введены статьи Уголовного кодекса, окончательно регулирующие вопрос принудительной госпитализации и лечения граждан в установленном порядке. Таковыми выступают ст. 97-104 УК РФ, а также ст. 22 УК РФ.

В соответствии с положениями вышеуказанного закона и Уголовного кодекса, принудительное лечение от алкоголизма, токсикомании, наркотической зависимости в общих случаях является недопустимой практикой. Исключение составляют случаи, когда:

  • Алкоголик или наркоман совершил в состоянии невменяемости преступление против жизни и здоровья другого человека;
  • Если алкогольная зависимость привела к формированию психического расстройства после совершения не связанного с алкоголизмом преступления;
  • Если человек имеет психическое расстройство, не исключающее его вменяемости и связанное с принятием алкоголя, а также совершил любое уголовное преступление.

Таким образом, без наличия уголовного преследования человека, обеспечить его принудительное лечение законными методами невозможно. Более того – подобные действия могут считаться преступлением сами по себе, равно как и нарушением медицинской этики.

Важный факт: действия центров, предлагающих принудительное решение алкоголизма с вывозом пьяницы на свою территорию без его согласия, квалифицируются как похищение человека. А обращение за таковыми услугами может выступать как фактор, подтверждающий соучастие близких в преступлении. Поэтому в итоге, из-за стремления помочь своему близкому, родственники могут не только не добиться эффективного избавления от проблемы алкоголизма, но и получить судимость сами.

Как лечат психические расстройства в заключении

Фигурантка дела «Нового величия» Анна Павликова провела в СИЗО почти полгода. Позже ее перевели под домашний арест. Уже на воле девушке поставили психиатрический диагноз.

«Психиатр написал, что у нее затяжная депрессия, — рассказывает мать Павликовой Юлия. — Точного слова не вспомню, но суть такая. Я, честно говоря, думала, что когда мы ее заберем — сама ее вытяну. Я тогда даже не предполагала, что всё будет так плохо, как сейчас».

Сейчас Павликова пьет антидепрессанты и каждые две недели показывается психиатру. До этого она лежала в клинике неврозов, затем два месяца ходила в психоневрологический диспансер на дневной стационар — работала с психологом и с психотерапевтом.

Проблемы возникли и у другой фигурантки «Нового величия» Марии Дубовик. Сейчас она, как и Анна, находится под домашним арестом. О состоянии девушки ОВД-Инфо рассказала ее мать Наталья Дубовик: «На людях она держится, а дома… Замыкаться стала. Я чувствую, что это совершенно не тот ребенок. Пытается себя оградить, перестала людям доверять, особо общаться не хочет: ей нельзя (по правилам нахождения под домашним арестом — ОВД-Инфо), и она отвыкла уже от общения. С кроликом да с котом общается, а со мной — нет, с папой — нет, с братом — нет».

Мария Дубовик не была ни у психолога, ни у психиатра. Ее мать объясняет, что возможности регулярно ходить к специалисту просто нет из-за правил нахождения под домашним арестом: на каждый поход к врачу приходится спрашивать разрешение у следователя.

Анну Павликову в СИЗО осматривал невролог, ей даже сделали МРТ головы и обнаружили кисту в височной части. Но на психическое состояние внимания он не обратил.

«Я даже больше скажу: психическими проблемами себе там можно нажить кучу неприятностей, — отмечает Юлия Павликова. — К тебе могут ужесточить меры, если ты срываешься, устраиваешь истерики. Это как дисциплинарное нарушение. То есть либо совсем с катушек съезжаешь и тебя отправляют на принудительное лечение, либо просто скрываешь свое состояние».

Владимир Рубашный отмечает, что психиатры вообще есть не в каждом СИЗО или колонии. Часто они бывают приходящими, то есть обслуживают сразу несколько мест лишения свободы.

По словам бывшего начальника психологической службы УФСИН Татарстана, заключенных крайне редко направляют в психиатрическое отделение по их собственному желанию — только если человек ведет себя совсем неадекватно, угрожает жизни или здоровью окружающих. Во всех остальных случаях, скорее, просто назначат препараты. Человек с депрессией, по мнению Рубашного, вообще вряд ли попадет к психиатру — ему просто назначат самое простое успокоительное.

Всюду бардак, куда ни ПНИ

Чиновники пытаются нащупать ту самую золотую середину. Ведь кроме ситуации, когда обостряется болезнь у пациента, переведенного на амбулаторное лечение, есть и другая крайность — невыносимые условия в психоневрологических интернатах, где по большей части находятся недееспособные пациенты, которые крайне нуждаются в заботе и элементарном человеческом уважении.

Так, в марте на заседании Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере глава Минтруда Максим Топилин уточнил, что по оценкам ведомства, 40–45% подопечных психоневрологических интернатов могут быть переведены на домашние формы соцобслуживания, но нужно провести очень тщательную подготовку.

врач

Татьяна Голикова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Вице-премьер Татьяна Голикова в ходе заседания заявила, что для пациентов ПНИ по всей России проведут индивидуальное обследование. В процедуре примут участие специалисты НМИЦ психиатрии и наркологии имени Сербского.

«Целью этой работы является оценка состояния граждан, возможность применения иных форм работы, включая сопровождаемое проживание, проживание в замещающих семьях на дому, определение по каждому гражданину необходимых мер поддержки, социального и медицинского сопровождения», — объяснила вице-премьер.

А условия в специализированных интернатах действительно чудовищные, не зря их сравнивают с ГУЛАГом: доклад главы московского Центра паллиативной помощи и учредителя фонда помощи хосписам «Вера» Нюты Федермессер о ситуации в российских психоневрологических интернатах не рекомендуют смотреть чувствительным людям — настолько в нечеловеческих условиях приходится существовать многим пациентам (сказать «жить» язык не поворачивается, хотя люди вот так живут, потому что нет выбора).

…Сейчас в Астрахани готовят флешмоб. «30 человек встанут стеной вдоль дороги: молча, в белых халатах — пусть в час пик люди видят. Это наш протест, мы просто не знаем, что делать», — говорит Ксения Литвинова.

Уточняем: не боятся, что полиция начнет задерживать участников?

«На прошлой акции полицейские сами к нам подходили, спрашивали, что случилось. Входили в наше положение, тоже удивлялись. Понимаете? Мы же не только за Сашу выступаем — за всех врачей. У нас есть врач психиатрической больницы Ольга Андронова, у которой дело еще не закрыто. Ее ситуация прямо обратная: судят за то, что она, наоборот, приняла пациентку в отделение».

Как можно улучшить ситуацию

Константин Бойков призывает ругать не врачей или сотрудников ФСИН, а саму систему: «Если бы уделялось больше внимания психиатрической помощи в этой системе, больше финансирования — меньше было бы трупов».

Бойков сам когда-то думал пойти работать психиатром в СИЗО, но понял, что не сможет прокормить свою семью на такие деньги. Однако под финансированием юрист имеет в виду не повышение зарплат:

«Вот придут туда за хорошие деньги хорошие врачи, и что они смогут сделать? Нужны не просто высокие зарплаты, нужен большой штат медиков. Должен быть специальный сотрудник, который будет следить, кого из заключенных стоит отправить к психиатру. А психиатр должен иметь возможность длительно с человеком побеседовать, вылечить его в подходящих для этого условия, предоставить ему качественную терапию».

Владимир Рубашный на вопрос о способах улучшения положения сперва грустно ухмыляется: «Не в этой стране». Он признает отсутствие человеческих ресурсов большой проблемой, но считает, что расширение штата медиков ни к чему не приведет:

«Проблема в политике самой уголовно-исполнительной системы. Это, в первую очередь, карательный орган, а должен быть исправляющим. Они ведь все думают, что человека, который совершил преступление, нужно гнобить до конца, чтобы ему потом неповадно было. Но это идиотская установка, которая не работает и никогда не работала. С такой философией ничего не изменится, хоть табун психологов в колонию загоняй. Нужна реформа. Нужно всех разогнать: там люди уже потеряли человеческий облик, их не переделаешь».

Побочные действия

Усиление депрессивного синдрома

Встречается у пациентов, которым принудительное бодрствование не подошло. При наличии сопутствующих психических или соматических заболеваний депривация сна может только ухудшить общее состояние человека.

Возникновение различных видов психоза и других психических расстройств

При появлении этих симптомов психиатр отменяет лечение депривацией и подбирает другой тип терапии.

Чтобы минимизировать возникновение неблагоприятных последствий, важно исключить хроническое недосыпание. Перед подготовкой к процедуре нужно убедиться, что пациент должным образом отдохнул и выспался

Как с заключенными работают психологи

В отличие от психиатров, психологи по закону обязаны быть в каждом месте лишения свободы. И не один человек, а целая лаборатория — как минимум три или четыре специалиста с высшим психологическим образованием, а не сертификатом об окончании курсов.

Владимир Рубашный отмечает, что на практике не во всех изоляторах и колониях есть хоть какой-то психолог. Он утверждает, что во время его службы список задач психологов насчитывал более ста пунктов. На первом месте всегда стояла диагностика заключенных при прибытии в учреждении — специалисты должны понять, есть ли человека проблемы психологического характера и нужен ли за ним усиленный контроль. Однако, по словам Рубашного, вся диагностика заключается в заполнении психологом огромного количества документов, а начальство открывает эти бумаги, когда заключенный уже ведет себя агрессивно или совершает суицид.

Также для системы важно количество проведенных мероприятий вроде групповых терапий. По мнению психолога, для специалистов это удобный метод работы, потому что можно собрать всех заключенных разом, но эффективность таких встреч равна нулю

Иногда психологи встречаются с заключенными один на один. Но Владимир Рубашный отмечает, что до полноценной терапии такое общение не доходит: «Во-первых, психологов очень мало, и с этой нагрузкой они обычно не справляются. Во-вторых, не все психологи вообще дружат с такого уровня терапией. Они могут поговорить по душам, но не оказать помощь в какой-то специальной технике. И самое главное — большие временные затраты. Система поставила перед психологами задачу профилактировать любые неадекватные действия со стороны сидельцев. А индивидуальная терапия — это реабилитация, которую уголовно-исполнительная система ставит далеко не на первое место».

В местах лишения свободы психологи вообще сильно зависят от других представителей этой системы. Насилие и грубость сотрудников СИЗО по отношению к заключенным может свести на нет всю работу специалиста. Кроме того, Рубашный утверждает, что на психологов регулярно оказывают давление. Ему даже известны случаи, когда специалистам подбрасывали запрещенные предметы и угрожали уголовным делом.
По его мнению, так борются, в первую очередь, с самодостаточными психологами, которых нужно «причесать». Иногда оперативные сотрудники хотят сделать психолога своим негласным осведомителем. В целом, по мнению Рубашного, в изоляторах и колониях специалистами руководит не наука, а субординация.

«И чем все во ФСИН занимаются? — добавляет бывший сотрудник системы. — Отчетами, рейтингами. И главное у них — чтобы порядок был. Чтобы не было побегов, запрещенных предметов, распития алкогольных напитков и чтобы на администрацию с ножиком никто не прыгал. Ну и чтобы поменьше вешались, хотя это саму администрацию волнует в меньшей степени. По их мнению, на одного гада стало меньше, раз он повесился».

Оцените статью
Добавить комментарий