Лечение депрессии заграницей

Ниже представлено описание трёх действенных метафор, исполненных надежды, которые Вы можете использовать при лечении клиентов, страдающих от депрессии.

Эти метафоры помогут вашему клиенту посмотреть на собственные переживания со стороны и увидеть свежую перспективу:

1. «Севшая батарейка»

Все мы иногда устаём, и каждому из нас нам необходимо время от времени «подзаряжать свои батарейки». Депрессия по большому счету представляет собой состояние полной измождённости, результатом которой становится потеря надежды, мотивации, радости и уверенности в себе. Эта измождённость или «отсутствие заряда» накапливается потому, что люди, страдающие от депрессии, проводят слишком много времени в фазе сна со сновидениями. БДГ-сон или сон со сновидениями не является спокойной частью сна, в которой мы можем восстановить свои силы. Как правило, мы переходим на данную стадию на более поздних этапах цикла сна. Однако постоянная негативная концентрация, в которой пребывает человек, страдающий от депрессии, в течение дня формирует «задолженность», состоящую из моделей негативного возбуждения, подлежащих завершению в БДГ-фазе сна. Головной мозг выдаёт реакцию в виде увеличения продолжительности БДГ-фазы и одновременного уменьшения продолжительности фазы глубокого сна. В итоге человек попадает в ловушку этого замкнутого цикла.

Человеку, страдающему от депрессии, это объяснение может оказаться понятным на интуитивном уровне.

Я могу сказать такому клиенту следующее:

2. Лодка, плывущая по реке

В ходе работы с подобными клиентами я стараюсь перевести депрессивное состояние в разряд естественных, таких образом нормализуя его и в максимальной степени устраняя пугающие коннотации

Если человек пережил тяжёлую утрату или развод, либо он перегружен обязанностями на работе, и именно из-за этого он погрузился в пучины депрессии, я могу предположить, что попытки вести себя в сложившихся обстоятельствах как обычно никак нельзя было бы назвать естественными и нормальными – или даже полезными! Я могу сказать клиенту о том, что блокирование выхода энергии на какое-то время может даже способствовать достижению одной очень важной цели. Я могу сказать ему следующее:

Эта красочная метафора одновременно является невероятно эффективной, потому что она идентифицирует депрессию как естественную реакцию на ощущение того, что вы зашли в тупик. В ней прослеживается мысль о том, что депрессия представляет собой преходящее переживание, на самом деле это не ваша вина, и в то же время данная метафора возрождает в душе клиента надежду на будущее, не взваливая на человека вину за то, что он чего-то не сделал.

3. «Взлететь повыше»

Депрессия подпитывается интенсивными эмоциями, и именно поэтому она, как правило, навязывает человеку принципы «черно-белого» мышления или мышления в стиле «все или ничего». Если Вы не можете сказать, что Вы преуспели на все 100 % и оцениваете свои достижении всего на 99 %, то Вы приходите к выводу о том, что все пропало, и ваше начинание обернулось настоящей катастрофой! Зачастую нам необходимо воодушевить и вдохновить человека на позитивное мышление для того чтобы помочь ему отогнать облако негатива, которое является весьма типичным для депрессии. Это замечательный совет, однако, когда Вы даёте этот совет своему клиенту, вам следует остерегаться попадания в ту же самую ловушку и поддержания депрессивного состояния на протяжении более длительного времени, чем это необходимо.

Например, человеку, страдающему от депрессии, может казаться, что он чувствует себя «хорошо» лишь тогда, когда он наслаждается замечательным самочувствием постоянно, во всех ситуациях. Также он может верить в то, что каждый инцидент ухудшения настроения указывает на возвращение депрессии. Мне нравится бросать вызов подобным утопическим убеждениям и ставить их под сомнение, — причём я делаю это мягким, ненавязчивым и непрямым способом, используя другую метафору:

В процессе раскрытия этой метафоры перед клиентом я могу проиллюстрировать то, что я имею в виду, с помощью лёгких движений рукой то вверх, то вниз.

Вы можете использовать подобные метафоры в своей терапевтической работе совершенно естественным образом, как будто случайно включая их в разговор с клиентом, однако при этом данные метафоры могут дать невероятный терапевтический эффект.

Группы риска и ведущие факторы возникновения психического расстройства

Тяжелая клиническая депрессия является многофакторным заболеванием. Исследования показывают, что в большей степени расстройство возникает у жителей крупных городов и очень редко встречается у проживающих в сельской местности. В экономически развитых странах население также болеет чаще, что связано со следующими факторами:

  • высокий темп жизни;
  • информационные нагрузки;
  • завышенные требования;
  • хронические стрессовые ситуации.

Частота выявления нарушения в городах связана и с высокой информированностью жителей городов о симптомах психического расстройства, доступной психиатрической помощью и наличием современных методов диагностики.

Установлена связь депрессивных расстройств с наследственностью. В группе риска люди, у родственников которых диагностированы аффективные расстройства, шизоаффективные заболевания. Наследственный характер подтверждается исследованиями близнецов, а также случаями повторения заболевания в одной семье.

Значительно повышается вероятность развития психического нарушения у подростков и детей, которые подвергались психотравмирующему действию, физическому или психическому насилию. Негативно сказываются:

  • шлепки, пощечины, побои;
  • сексуальные домогательства или реальные случаи изнасилования в детстве;
  • частые скандалы в семье;
  • безосновательные обвинения со стороны взрослых;
  • придирки, унижения от родителей;
  • стремление близких вызвать чувство вины, показать неполноценность.

Если у ребенка программируется желание соответствовать, угождать требованиям родителей, но при этом всячески показывается его недостаточный уровень, постепенно это снижает самооценку, ведет к психической напряженности. Во взрослой жизни такие дети неспособны адекватно реагировать на стресс, они запрограммированы на депрессивную реакцию. У них наблюдается повышенный фоновый уровень кортизола, что при незначительном потрясении вызывает значительное повышение его выброса.

Одна из теорий развития клинической депрессии связана с нарушением серотонинового обмена. Этот нейромедиатор участвует в регуляции функции гипофиза, сосудистого тонуса, усиленно вырабатывается в момент эйфории. Недостаточное влияние серотонина может быть связано как с его дефицитом, так и сниженной чувствительностью к нему нейронов. Выработка серотонина усиливается под действием ультрафиолета, поэтому усиление симптоматики заболевания или его рецидивы происходят в осенне-зимний период, когда остро ощущается дефицит солнечного света.

У пациентов с депрессивными расстройствами, рецепторы в нервных клетках, чувствительные к серотонину, функционируют с минимальной активностью. Это незаметно в нормальных условиях, но в состоянии стресса усиливается выброс кортизола, что сильнее угнетает восприимчивость тканей к серотонину.

Другая теория связана с недостатком норадреналина. Его предшественником является дофамин, который обладает психостимулирующим действием, активирует моторные функции, формирует некоторые поведенческие реакции. Дофамин обладает сильным ингибирующим действием на пролактин. У больных клинической депрессией из-за снижения дофамина может возникать гиперпролактинемия, которая у женщин проявляется появлением грудного молока вне периода лактации после беременности.

Косвенно развитие клинической депрессии связано с секрецией гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). Она снижает уровень тревожности, нормализует возбудимость нервной системы, влияет на выработку дофамина и норадреналина. При дезорганизации синтеза этих веществ создаются условия для развития депрессивного расстройства.

Оцените статью
Добавить комментарий