Я вылечила тревожную депрессию

Симптоматика тревожного расстройства

Тяжесть симптоматики тревожного расстройства может быть различной.

При умеренной, ситуативно обусловленной тревоге можно ограничиться психотерапией, назначением травяных препаратов. При развёрнутом варианте тревожного расстройства, присоединении панических атак, часто возникает необходимость в стационарном лечении.

Одной из основных ошибок пациентов при лечении тревожного расстройства является самостоятельное прекращение приёма препаратов.

Тревожные расстройства часто сочетаются с другой симптоматикой, например, депрессией и зависимостью от психоактивных веществ, а также с расстройством личности. Так же оно тесно взаимосвязано с агорафобией и паническими состояниями. Для более точного определения мы часто используем полную патопсихологическую диагностику и специальные шкалы тревожности.

Иногда это связано с побочными эффектами – вялостью, сонливостью, сухостью во рту, иногда с самонадеянностью пациентов, «решивших», что они полностью здоровы. Увы, сроки лечения тревожного расстройства, даже при быстром и стойком улучшении, довольно длительны.

При лечении тревожного расстройства отменять препараты можно только с ведома врача!

Наконец, большую роль при лечении тревожного расстройства играет психотерапия. Именно она позволяет человеку выработать новые стратегии реагирования на стресс, укрепить нервную систему. Часто в ходе психотерапии пациент приобретает навыки самостоятельного расслабления, повышения уверенности в себе, которые в дальнейшем служат ему всю жизнь.

Лечение в клинике

Мы помогаем в самых тяжелых случаях!

Лечение тревожного расстройства мы проводим по индивидуально адаптированным схемам на основании проводимого дифференциального диагноза тревожного расстройства. Диагностика учитывает не только наличие психического расстройства, но и такие соматические заболевания как ишемия, заболевания легких и другие.

Далеко не все тревожные расстройства должны лечиться в стационаре. Если симптоматика не сильно выражена и качество жизни нарушено в умеренной степени, мы предлагаем амбулаторные терапевтические программы. Однако терапия тревожного расстройства в стационаре показана если у пациента проявляются выраженный дискомфорт, имеются осложнения или иные сопутствующие расстройства. Например, у человека присутствует вторичная депрессия, суицидальные мысли или злоупотребление алкоголем.

Показаниями для терапии тревожного расстройства в условиях стационара являются:

  • Наличие показателей возможного суицида;
  • Невосприимчивость к стандартным методам лечения;
  • Сопутствующая патология, требующая более активной терапии.

На ряду с индивидуальной терапией, в клинике пациенты получают «психообразование» о их состоянии и механизмах действия наших методик лечения. План лечения подбирается на основании данных дифференциальной диагностики. Индивидуально подбираемые методики, содержащие медикаментозную терапию, психотерапию и возможные средства, выбираются только после тщательного рассмотрения индивидуальных параметров. Так же учитываются предпочтения пациента, история предыдущих попыток лечения, тяжести заболевания, сопутствующих расстройств.

Мы считаем, что должны быть проинформированы о возможных побочных эффектах, взаимодействиях, безопасности, противопоказаниях и плане лечения. Наши пациенты получают информацию о возможности лечения и его длительности, а также о необходимости смены режима дня. К сожалению, многие пациенты с тревожными расстройствами часто боятся принимать препараты из-за страха побочных эффектов. Поэтому мы контролируем все этапы терапии и следим за качеством.

Существует мнение, что у пациентов, получавших лекарственную терапию, после её прекращения наблюдается возврат заболевания. При психотерапевтическом лечении эффект сохраняется значительно длительных срок, до нескольких месяцев и более. Формируется «общественное мнение», однако научные исследования и практическая медицина полностью опровергает это мнение. Мы считаем, что только комплексная терапия тревожного расстройства может достичь максимального эффекта. При правильно организованной терапии и выполнении всех рекомендаций нашего врача эффект от лечения наблюдается несколько лет. Рецидив возникает только при нарушении пациентом рекомендаций врача.

Приходите на лечение 8 (495) 632-00-65

Увольнение

Во время болезни я задумала фотопроект о депрессии: на протяжении двух лет снимала себя в разные периоды болезни. Потом я напечатала фотокнигу и рассказала о ней в фейсбуке. Не знаю, что меня на это подвигло. Возможно, мне хотелось показать миру, что психические расстройства — это не блажь и не выдумка, а такое же серьёзное заболевание, как, например, диабет. Я получила в основном хорошие комментарии, но, как говорится, беда пришла, откуда не ждали. Так как в друзьях у меня были коллеги, о моей болезни вскоре стало известно руководству.

Руководитель сказал, что я совершила глупость, написав такой пост. Потом добавил: «Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь». Больше мы эту тему не поднимали, но буквально через две недели мне позвонила коллега и объявила, что контракт со мной продевать не будут из-за поста в соцсетях. Когда я ложилась в диспансер, я брала официальный больничный и вернулась на работу с больничным листом — но уволили меня именно из-за того, что я публично рассказала о своих проблемах. Конечно, мне было обидно и больно, я даже заплакала. Я не понимала, какое преступление я совершила, чтобы с позором меня выгонять, говорить, что я «больная» и мне «нужно лечиться».

Позже мне рассказали, что человека, который принял решение о моём увольнении, когда-то сняли с должности из-за поста в ЖЖ. Возможно, он так «закрыл гештальт»: поступил со мной так же, как когда-то поступили с ним, завершил то, что его терзало. Теперь я не пишу в соцсетях, а только делаю репосты картинок и статей. Я больше не хочу выражать свои мысли и делиться ими с другими — но если бы мне предложили повернуть время вспять, я бы всё равно написала этот пост.

Я боролась со смешанным тревожно-депрессивным расстройством пять лет — за это время я сменила четырёх врачей, десятки препаратов, худела, у меня выпадали волосы, я лишилась работы. К счастью, меня поддерживали друзья — их было мало, но они навещали меня в больнице, и я ценю это. Больше всего я благодарна другу, который убедил меня обратиться к врачу: не получи я вовремя помощи, всё могло бы закончиться печально. В чём-то помогло моё чёрное чувство юмора: как-то я чётко решила, что не буду сводить счёты с жизнью, ведь на мои похороны попросту никто не придёт. Но на самом деле больше всего не хотелось оставлять одну маму, которую, несмотря на все наши разногласия, я очень люблю.

Причины смешанного расстройства

Чаще всего тревожными и депрессивными расстройствами болеют люди, находящиеся в неблагоприятной среде. Правда, обеспеченная и устроенная жизнь также может привести к негативным изменениям в психике. Ведь большинство нервных расстройств вызвано неправильной работой головного мозга и гормональными сбоями. Провоцирующими неврозы факторами могут быть частые стрессы или неправильный образ жизни, вредные привычки.

Причины, влияющие на появление тревожного и депрессивного синдрома:

  • физическое переутомление, слишком напряжённый ритм жизни;
  • частые стрессовые ситуации;
  • психологические травмы, полученные в детстве или зрелом возрасте;
  • неполноценное питание;
  • неправильный образ жизни;
  • злоупотребление спиртными напитками, психотропными веществами, лекарственными препаратами;
  • генетическая предрасположенность;
  • гормональные нарушения;
  • тяжёлые или неизлечимые заболевания.

К тревожно-депрессивному расстройству может привести потеря работы, расставание с любимым, смерть близкого человека. Женщины в силу своей чувствительности и эмоциональности чаще мужчин страдают от неврозов.

Психологическое расстройство обычно появляется у людей старшего и пожилого возраста. Хотя на неустроенность жизни и проблемы на работе обычно жалуется молодёжь. Однако их организм, психика способна выносить множественный удары судьбы. Чего не скажешь о людях преклонного возраста. К старости у человека появляются различные заболевания. Вместе со всевозможными психологическими травмами, полученными в различные периоды жизни, они провоцируют развитие тревожного и депрессивного синдрома.

Сжав кулаки

В конце 2012 года я сменила несколько съёмных квартир и работу. Поменялись окружение, ритм жизни, увлечения, и у меня появился стимул — заработать на своё жильё. Но утром, перед тем как пойти на работу, и возвращаясь с неё, я по-прежнему рыдала. Меня никто не унижал и не третировал, просто мне казалось, что я плохо справляюсь с обязанностями, делаю всё недостаточно хорошо. Перспективы были туманны — я упорно трудилась и погрузилась в рутину.

Вскоре начались конфликты с партнёром. Я много плакала, а он давил на самые больные места: внешность и отношения с родителями. На протяжении нескольких лет он придирался к тому, как я выгляжу, и необоснованно ревновал — это угнетало. Кроме того, у него были проблемы с работой, он не хотел ничего делать — а я постоянно переживала, как сложится наша жизнь, если в перспективе зарабатывать придётся мне одной. Он много конфликтовал с другими: ругался с соседями по квартире и постоянно попадал в неприятные ситуации, и это тоже негативно сказывалось на моём эмоциональном состоянии. Позже я узнала, что таких, как он, называют абьюзерами, и поняла, что отношения с этим человеком тоже внесли вклад в развитие болезни. Но я старалась справиться с переживаниями самостоятельно — в итоге через два года «эмоциональных качелей» мы расстались.

Невмоготу мне стало в 2015 году. Никаких триггеров не было — просто я окончательно потеряла интерес к жизни и снова перестала есть. Главная цель последних нескольких лет — жильё — была достигнута, и я не знала, куда двигаться дальше, просто много работала, пренебрегая отпуском. И если с дурным настроением и подавленностью я уже смирилась, то любые неприятные вещи приводили меня в бешенство. Всё вызывало раздражение и злость: люди, яркий свет, звуки, разговоры на повышенных тонах. Я ненавидела общественный транспорт за то, что люди в нём слушают музыку и разговаривают друг с другом — не могла находиться в этой наполненной шумом банке. Чтобы перестать концентрироваться на посторонних раздражителях, в транспорте я считала до трёхсот или пятисот, надеясь отвлечься. Расслабиться не удавалось: я постоянно чувствовала необъяснимое внутреннее напряжение и даже пряча руки в карманы, плотно сжимала их в кулаки.

Чёрный коридор

После этого я решила обратиться к матери своей приятельницы — психиатру, она работала в клинике по лечению алкогольной зависимости. Приехав туда и пообщавшись с ней, я воодушевилась, но ненадолго: всё кончилось тем, что, дескать, я молодая, красивая (только очень худенькая), у меня есть жильё, работа, а у кого-то всё намного хуже. Думаю, именно эти слова могут «добить» пациента — это вызывает только отторжение. Врач выписала мне противотревожный препарат и современный антидепрессант. Несмотря на то, что и это лечение не помогло, я благодарна ей: она отметила, что моё состояние резко ухудшилось, и сказала, что если лекарства не подействуют, мне нужно будет лечь в стационар.

Прошёл ещё месяц, и он был кошмарным — я была на сто процентов уверена, что доживаю последние дни. Я ощущала только пустоту. Мне было тяжело заставить себя встать с кровати и пойти на работу. Я спала по четыре-пять часов в сутки. Рыдала, когда меня никто не видел, и даже пару раз всплакнула в общественном транспорте. Я была уверена, что произойдёт что-то страшное, я вот-вот умру — я тряслась и покрывалась по́том. Иногда мне казалось, что кислород в лёгких кончается, а руки отнимаются. Я панически боялась умереть во сне и в то же время страстно хотела этого. Однажды я для храбрости выпила полбутылки вина и покалечила себя — после этой ситуации я позвонила своему врачу и сказала, что мне очень плохо. Она рекомендовала лечь в психоневрологический диспансер.

Оцените статью
Добавить комментарий